Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

новогодняя

"Академик Ландау. Как мы жили" Кора Ландау-Дробанцева



В прошлом году я с упоением знакомилась с личностью академика Дмитрия Лихачева. В этом году настала очередь академика Льва Ландау. Тенденция налицо:-) Очень они интересные, эти академики. Прямо-таки завораживают. Вдохновляют. Мотивируют. И поражают.

Эта книга написана женой Льва Ландау - Корой. Это не сухая биография "родился-добился-умер" (хотя именно это многие и ставят в упрек книге). Это совместная жизнь с гением - глазами женщины и самого близкого гению человека. Жизнь с гением непроста - это всем известно. Временами, прямо скажем, волосы становятся дыбом, потому что даже гению очень трудно простить некоторые вещи, которые в его понимании - сущая чепуха, но которые обрушивают твой мир, выбивают почву у тебя из-под ног, заставляют до крови кусать губы и сдерживать рыдания. Но логично предположить, что в высшей мере незаурядный и талантливый человек может и жизнь воспринимать и видеть по-другому, у него свои установки, своя шкала ценностей, свои ориентиры, которые могут очень сильно отличаться от наших общепринятых, обывательских. Тут остается только либо принять эти установки, либо просто уйти от гения. К кому-нибудь обычному, нормальному. Но каким покажется "обычный, нормальный" после гения? Тусклым, блеклым, никаким.

Кора Ландау предпочла первый вариант - принять установки гения. В частности, свободные взгляды Ландау на брак. Блестящий физик-теоретик не обошел своим вниманием и эту область жизни - разработал, по его мнению, беспроигрышную формулу счастья: супруги любят друг друга, но это не мешает им иметь других партнеров. "Жить нужно интересно, ярко". По расчету Ландау, такой брак должен был процветать. В действительности же его жена постоянно терзалась ревностью (Ландау: "Ревность - это пережиток, культурному человеку ревность должна быть чужда"), была вынуждена делать вид, что ее ничуть не огорчает, что муж идет на свидание с очередной девушкой ("Коруша, что это у тебя такой кислый вид? Дай-ка я тебя оштрафую, вычту тысячу из моей следующей зарплаты"), накрывала для Ландау и его девушек ужин на двоих и постель ("Коруша, сегодня в шесть часов ко мне придет Гера. Пожалуйста, уйди из дома или сиди тихо, я сказал ей, что ты на даче"). В общем, жизнь с гениальным физиком скучной не назовешь, да. Иногда мне просто хотелось захлопнуть книжку и воскликнуть, ну как, как он мог - в таких теплых и ласковых письмах своей жене писать о том, как он на курорте "осваивает" очередную девушку. В общем, понять гениев трудно, но на то они и гении. А вот Кора честно пыталась понять, изгнать "некультурный пережиток" - ревность, быть веселой и всячески поддерживать яркость жизни гения.

Но всё это было до 7 января 1962 года, дня, который разделил жизнь Ландау и его семьи на "до" и "после". Наверное, впервые я настолько пропустила через себя чью-то историю и прочувствовала вот это "до" и "после". Это так страшно, когда жизнь человека пересекает подобная черта...

Книга в свое время вызвала большой резонанс, на нее ополчились многие, кто знал Ландау. Кора не утруждает себя политкорректностью или недоговариванием не очень приятных подробностей или нелестных характеристик. Всё договаривается, я бы даже сказала, проговаривается по буквам. Она просто пишет то, что думает о тех или иных людях, не слишком пытаясь быть объективной и излагая свои мысли и выводы как истину в последней инстанции. Я понимаю, что эта книга - взгляд исключительно с ее колокольни, но я все же склонна ей верить. Потому что никто лучше Коры, прожившей со здоровым Ландау много лет и шесть лет практически не отходившей от постели его больного, не знает, как оно было, не знает нюансов, взгляда изнутри. Друзья-физики, под конец жизни Ландау переставшие его навещать, трясутся в праведном гневе и называют эту книгу насквозь лживой, но что они знают, с чьих слов, с чьих слухов, через какую призму домыслов и искажений? Я все же склонна верить женщине, которая прожила непростую жизнь рядом с этим человеком, которая не могла себе простить малейших ошибок и недосмотров, как-то повредивших ее гениальному мужу, для которой он был целой и единственной вселенной и которая и стала-то писать эти мемуары не для того, чтобы поспекулировать на имени умершего мужа, а для того, чтобы оживить свои воспоминания, чтобы снова побыть с ним вместе хотя бы на страницах своей книги.

"Уже прошло почти двадцать лет с тех пор, когда в то роковое утро ты уехал в Дубну, а мои мысли бесконечно устремляются в прошлое. Неужели были молодость, счастье, любовь и ты!" 

(no subject)

Вдогонку к посту о химических сладостях.
Вчера видела в Перекрестке очередное "чудо": Мега Чупа-чупс размером с голову новорожденного ребенка. На палочке, естессно.
Стоит "чудо" 669 руб.
Мне интересно, кто ЭТО покупает??

(no subject)


Кто хочет полюбоваться моими ХУДОжествами, заходите под кат.
В пианиста не стрелять, он играет, как умеет:-)
Collapse )Collapse )благодарна, если кто даст конструктивный совет.