Белоснежка с двумя гномами (traductora) wrote,
Белоснежка с двумя гномами
traductora

Categories:

Про дедушку, пост 5

Продолжение.

Бабушка рассказывала мне, как в тот день, когда у меня родился Никита, она посмотрела в окно и увидела, как "дед прям бежит по улице". "Я думала, что ж такое случилось?"
Он забежал в квартиру и объявил: "У Оли мальчик родился!"
Он очень радовался и гордился продолжением рода и всегда с удовольствием и интересом смотрел на моих детей, когда я привозила их к ним.
Жаль, что Никита застал своего прадедушку уже в закатном периоде, на костылях, плохо слышащего, подолгу спящего. А Володя застал его и вовсе лишь в последние несколько лет.

Дедушка был очень привязан к своим родным. У него была большая семья – у прабабушки Зины и прадедушки Михаила родилось десять детей. Первые две девочки умерли совсем рано – говорят, бабушка Зина где-то их застудила и потеряла сразу обеих... У дедушки был старший брат, Илларион, очень похож на него на фотографиях. Он рано умер, лет в 50 с чем-то, видимо, от того, что прилично выпивал. Все остальные были сестры. Я не помню всех по именам, знаю только, что дедушкина любимая сестра Нина умерла примерно в 40 лет от рассеянного склероза (как и ее дочь). Последние остававшиеся в живых сестры – Зина (самая младшая), Наташа и Шура.

Всю жизнь дедушка поддерживал с ними отношения, часто ездил к кому-то из них в гости, знал всех их детей, общался. Но как-то это было односторонне, что ли. Он общался с ними в основном один из всей семьи. Дедушкины дочери не поддерживали общения со своими двоюродными сестрами и братьями, а мы, внуки, и вовсе там никого не знали. Дедушка пережил всех своих сестер и брата, ушел последним, а перед ним ушла его последняя сестра Наташа.
Мы никому из той родни не сообщали о его кончине, никто ни с кем не общается, толком никого не знает и ничьих координат у нас тоже не было. Вот так рассыпаются потомки больших и дружных семей, даже если они живут в пределах одного города.

Дедушкина мать, Зинаида, после войны сама растила всех своих детей. Дедушкин отец, Михаил, погиб на войне. У него была грыжа, его прооперировали, но начался сепсис, и он умер в мучениях за несколько дней. Антибиотиков там еще не было. Прабабушка Зинаида поехала к нему и была с ним до последнего. Он похоронен где-то под Нижним Новгородом. Насколько я знаю, никто из его детей на его могиле не был, и где она – неизвестно. Дедушкины родители Зинаида и Михаил:




Про дедушкиных родителей я знаю очень мало. О прабабушке Зине у меня очень отрывочные сведения и их очень мало. На старом фото, где ей 12 или 13 лет она – наряженная юная девушка с тонкими чертами и надменным выражением лица. Говорили, что ее семья была зажиточной. Похоже, годы и история нашей страны всё это дело разметали – и зажиточность, если она была, и эту самую надменность. Прабабушка, по рассказам, была довольно непосредственной и даже хулиганистой. С детьми была не слишком нежна – если кто-то из ее многочисленных отпрысков плохо вел себя за столом, то тут же весьма чувствительно получал ложкой в лоб.

Когда ее два сына выросли и завели свои семьи, она поступила довольно странно (на наш современный взгляд), но закон позволял это сделать: она подала на своих сыновей в суд, чтобы они платили ей алименты. Всю жизнь она проработала в колхозе, и я не знаю, что там было с пенсией, но дедушка и его брат Илларион по постановлению суда аккуратно платили матери назначенные алименты. Они просили ее так не делать, обещали помощь без всяких инстанций, но прабабушка почему-то поступила именно так. Ну, ей было виднее:-)

Прабабушка Зина умерла от заворота кишок. Говорят, что она строго постилась в Великий пост, а потом слишком резво «разговелась», и у нее случилась непроходимость. Ей могла помочь срочная операция, и ей ее предлагали, но, думаю, она в этом ничего не понимала, а в памяти у нее было то, что ее мужу тоже сделали операцию, после которой он и скончался. Поэтому от операции она отказалась, по факту подписав себе смертный приговор.

Жили они в доме в деревне Курьяново, в Подмосковье, через реку от нынешнего парка Коломенское. Держали на дворе всякую живность. Дедушка рассказывал, что мальчиком он был очень привязан к их козе, заботился о ней и любил, как домашнее животное. Но в деревне с домашним скотом не особенно церемонятся, пришло время – козу забили. Дедушка очень переживал, вся семья ела ее мясо, он не ел.
Любил птичек, ловил их в какие-то ловушки, чтобы держать дома, но, кажется, не очень успешно.
Он рассказывал, как просил отца: «Тять, купи мне кенара!» Отец пообещал: «Куплю, когда Илларион вернется из армии». Кажется, кенар был куплен.

После войны они жили в другом месте, куда переселили часть деревни – в Ново-Курьяново. Туда дедушка вернулся уже с войны, куда ушел из прежней деревни. Их старый дом до сих пор стоит на своем месте.

Дедушка рассказывал как-то про свою бабушку, возможно, как раз ту, что на фото с его юной матерью (собиралась вставить это фото, да жж почему-то разрешает только одно фото в пост, глюки какие-то, что ли). Она была сурова, а маленький дедушка – робок. И вот однажды, когда он был у нее в гостях, ему налили чашку чая из самовара, а в той чашке… плавал таракан. Маленький дедушка так стеснялся, что не мог ничего никому сказать, он сидел и покорно пил чай маленькими глотками, дуя на таракана, чтобы он отплыл подальше… Бедный ребенок:-) Даже не верится, что из такого малыша вырос мой дед, который никогда за хлёстким и даже сочным словом в карман не лез и не терялся ни в какой ситуации.

*Дедушка всегда любил поесть. «Я люблю, когда меня потчуют», - говорил он. Сам умел варить щи и еще некоторые супы и блюда. Беспомощным на кухне он не был. Когда бабушке уже было трудно одной справляться с подготовкой овощей в щи, то он садился и тоже нарезал капусту, лук и так далее. Вдвоем у них получалось быстрее. Долгий период они ели почти одно и то же: утром овсяную кашу, в обед – щи, на ужин – гречку и тушеные овощи или овощной салат.
На поминки по дедушке мама купила продукты, которые он любил – холодец, селедку, квашеную капусту, конфеты «Гусиные лапки».
В последние годы жизни ему нельзя было есть ни сладкого, ни соленого, ни жирного, в общем, ничего особенно вкусного. Но стоило сиделке зазеваться, как дедушка быстрым взглядом находил на столе самый вкусный продукт, дотягивался до него, и всё, дело сделано:-)
Как-то он, как обычно, пребывал в сонном состоянии, а недалеко сидели моя тетя и сестра и разговаривали о новогодних подарках на работе, о каких-то конфетах и прочем. Вдруг дедушка открывает один глаз и неожиданно для них (думавших, что он, во-первых, спит, а во-вторых, почти ничего не слышит) говорит: «Ну мне-то отсыпете немного?»:-)

Насчет слуха – в какие-то дни он не слышал вообще ничего, в другие дни – чуть лучше. До последних лет с ним можно было очень даже здорово поговорить по телефону – так он слышал гораздо лучше, чем при личной встрече. Как-то я купила для него докторский фонендоскоп, в кино же показывают иногда, как старики вставляют себе в уши наушники и прекрасно слышат то, что говорят им в прослушивающую круглую часть фонендоскопа. Так вот, это всё неправда. По крайней мере, с моим дедом этот номер не прошел. Вообще в последние его годы я всегда радовалась любому разумному разговору с дедушкой, их было у меня, к сожалению, очень мало.
Tags: Воспоминания
Subscribe

  • О бабушке, пост 6

    Бабушка прожила с дедушкой 67 лет и пережила его ровно на три месяца. Я хотела бы написать, что жили они душа в душу, долго и счастливо, но это будет…

  • О бабушке, пост 5

    Материнское начало в бабушке было развито невероятно сильно. Конечно, этому способствовало наличие троих детей, но особенно это расцвело в ней с…

  • О бабушке, пост 4

    Я заглянула в файл "Бабушкины рассказы", посмотрела, что я там записывала за бабушкой когда-то, так что теперь могу дать слово ей самой: "Ну что…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments